Развлечения и занятия для детей всех возрастовОрганизация досуга для вашего ребенкаВыходные, праздники, каникулы, каждый день в Москве и подмосковьеБолее 3000 объявлений
ОбзорыАфишаСтатьиНовости


Что делать, если ребёнок ничего не хочет делать?

13 декабря 2016
Чадо почти оперилось, и для него пришло время встать на крыло. Но почему же родителям так тревожно? С каждым днем они все больше беспокоятся за его будущее. Некоторые уже просто схватились за головы и побежали куда глаза глядят: к учителям, к психологам, в тяжелых случаях – в полицию. А все дело в том, что подрастает поколение тех, кто ничего не хочет.

Действительно, сегодня очень много семей, которые столкнулись с этой ситуацией. Что их объединяет, какие факторы провоцируют эту проблему - уровень дохода, особенности мировоззрения, отсутствие одного из родителей, социокультурная среда, в которой растет ребенок, компьютеризация общества? Какие существуют пути выхода из нее?

С этими и многими другими вопросами мы обратились к практикующему психологу, создателю и ведущей дискуссионного клуба «ПереВзгляд» Елене Потапенко

Елена, сейчас часто можно услышать от родителей: «Мой ребенок ничего не хочет, ничем не интересуется». Вы как психолог можете объяснить, почему с детьми, чаще с подростками, такое происходит?

Есть общий временной контекст, в котором мы все живем, – а в нем убеждения, культура, ценности, отношения и так далее. Как за последние десятилетия изменились условия, в которых взрослеют наши дети? Главным и, пожалуй, наиболее значимым условием для признания человека обществом стала растиражированная успешность, которая включает в себя понятные критерии: финансовое благополучие, высокий социальный статус, безупречное тело и такие же безупречные близкие.

Многие родители решили, что путь к благополучию ребенка определяется его неординарными навыками и знаниями. И детей бросились всесторонне и усиленно развивать, порой вопреки естественным задачам развития. Дети почти перестали оставаться одни. Я объясню, почему это важно. Раньше ребенок приходил из школы и мог сам решить, сейчас ему делать уроки или потом. У него также оставалось время для «ничегонеделанья». Именно в минуты безделья он и мог понять, чего ему хочется. Были даже такие жалобы у родителей, что ребенку скучно, и они не знают, чем его занять.

Сейчас концепция родительства кардинально поменялась. Часто у детей нет ни одной свободной минуты. Ребенка провожают и встречают из школы, ведут на несколько кружков, чтобы он и по-английски говорил, и в теннис играл, и рисовал, и пел. У детей совершенно не остается свободного времени. Получается, что они не могут сформировать то, что им хочется в жизни, и чем бы им было приятно заниматься. У них на это просто нет времени. Время на «дуракаваляние» и «ничегонеделанье» не предусмотрено. В нашу эпоху достижений за детей все решили, определили: чем им надо заниматься, а чем не надо, что важно, а что неважно. А для формирования собственного импульса, желания не оставили ни времени, ни возможности.

Давайте еще вспомним, что школьная программа сейчас и школьная программа 15-летней давности сильно отличаются друг от друга. И, конечно, ученики подходят к старшим классам, загнанные еще и школой. Дети очень сильно спрессованы во времени. Возможности выдохнуть, распрямиться и понять, чего они хотят, у детей в 10-11 классе просто нет! Родители ориентированы на нормы общества, а общество диктует, что ребенок должен быть всегда занят. Поэтому мама с папой за него хотят и говорят, что ему делать.

Проблема в том, что импульс желания рождается только внутри человека. И нельзя хотеть за своего сына, хотеть за своего мужа. Человек только сам может понять, что он хочет. И вот когда он начинает делать то, что хочет, он от этого получает удовольствие! И тогда ему хочется продолжать, совершенствоваться и ставить себе новые задачи.

Ребенок точно так же: когда мы предлагаем ему что-то делать и получать удовольствие, – это не его желание. Он не может просто захотеть, потому что мама настаивает. На аппетите это очень хорошо понятно: ребенок не может захотеть съесть блинчик, потому что мама хочет, чтобы он его съел. Его можно, конечно, заставить, но удовольствия он не получит, и чувство голода, которого не было, он все равно не утолит!

Также есть семьи, где все потребности ребенка закрываются до того, как он сам сможет их осознать. Сейчас много историй про то, как мама радовалась одной единственной в ее детстве кукле, а ее дочь не радует целая коллекция дорогих и модных кукол. Но про это мы уже много раз говорили.
Еще одна причина, почему ребенок ничего не хочет и ничем не интересуется - это способ обходиться с чувствами в семье. Детишек очень рано учат не чувствовать. В обществе есть социально-одобряемые чувства и действия: радость, послушание, умение быть тихим, спокойным, и совершенно нельзя испытывать обиду, разочарование, ненависть, то есть негативный спектр эмоций.

В некоторых семьях хорошо за этим следят. Например: «Мы – семья, которая вслух не ругается, т.е. не выражает агрессию», или «В нашей семье не разочаровывают», или «Ты мальчик – не плачь!» Ребенок в таких случаях бессознательно старается перестать испытывать эти чувства. И если прессинг со стороны родителей сильный, то рано или поздно у него это получится. Но здесь дела обстоят так же, как и с обонянием: невозможно перестать чувствовать запах гнили, а чувствовать только запах роз. Если мы улавливаем запахи, то различные, если нет, то не чувствуем ничего. Так и с чувствами: либо они нам доступны, либо нет.
Причины нехотения у каждого ребенка надо рассматривать индивидуально, и лучше разбираться с семейным психологом в том, что происходит в каждой семье.

Вам приходилось сталкиваться с отсутствием у детей интереса к жизни, к окружающему миру?

Скорее, так проблему формулируют родители. При ближайшем рассмотрении оказывается, что отсутствие интереса к жизни – это отсутствие интереса к тому, чем ребенок должен интересоваться, по мнению родителей.

Проблему у ребенка всегда формирует определенное пространство, чаще всего семья, в которой он живет. То есть ребенок не рождается с проблемой, которую мы могли бы озвучить как отсутствие интереса к жизни (органические нарушения мы с вами не рассматриваем). Психологические проблемы — это образования, которые формируются в семье. Если есть проблема, то есть и поле, которое ее сформировало. Именно поэтому я не работаю отдельно с детьми как самостоятельными моими клиентами. Что бы я ни делала с ребенком, он будет возвращаться в ту же систему, в ту же семью, и все будет вставать на прежнее место. В худшем случае мы вступим в конфликт с системой (семьей), а ребенок окажется на поле боя. Поэтому я работаю не с детьми, а с родителями.
Взрослые часто говорят о том, что не видят желания у детей хоть чем-то заниматься. И, естественно, им кажется, что это ребенок какой-то неправильный: «Мы-то были другие! Мы хотели, мы «горели»!»

При этом забывают, что они и росли в других условиях. Надо было успеть выучить уроки, на улице погулять, что-то смастерить... Рождалось чувство ответственности. Современные родители очень часто обращаются с этим вопросом. Как правило, хотят какую-то «волшебную таблетку», желательно долгоиграющую и нетрудозатратную.

Например, я скажу ребенку какую-то правильную фразу, которую они смогут воспроизвести, и ребенок «загорится и захочет учиться и свершать».
Еще одна распространенная фантазия родителей, что чадо можно отправить к психологу и в скором времени получить желаемый результат: «Заберите неправильного, позанимайтесь с ним, и пусть из Вашего кабинета выйдет правильный». Так не бывает!

Родители с досадой замечают, что их дети не желают даже ставить перед собой цели, не то что достигать их, используют компьютер как способ уйти от реальности. В чем причина такого поведения подростков? Какое место в этом вопросе занимает увлечение компьютером?

Конечно, взаимосвязь есть.

У увлечения компьютером есть свои защитники. Они говорят, что сейчас подрастает другое поколение, у которого совершенно иной способ получения информации. В этом, на мой взгляд, есть рациональное зерно. Но давайте будем честными. Гаджеты, компьютеры - это очень удобно! Часто можно увидеть малыша, который сидит в коляске и смотрит на планшете мультики или играет в игру. Родителям так спокойней: ребенок рядом, а они тем временем могут заниматься своими делами. Гаджеты в этом плане сильно выручают.
Но при этом очень хотелось бы, чтобы родители задумались о влиянии такого времяпрепровождения, такой компьютерной онлайн-жизни на организм ребенка.

Что же происходит? Во-первых, ребенок испытывает самые настоящие эмоции, но при этом тело его остается неподвижным. То есть мозг посылает импульсы всевозможного спектра, а с телом ничего не происходит. Нужной активности нет. Это плохо. Пережить погоню в компьютерной игре и реально побегать и поиграть в «Казаки-разбойники» - это разные вещи!

Во-вторых, общаться в социальных сетях – это совсем не то, что общаться вживую. Одна из главных задач развития – формирование у ребенка к семи годам умения свободно контактировать и со сверстниками, и со взрослыми. Он должен уметь улавливать нюансы настроения, уметь ссориться, мириться, получать поддержку, выбирать людей, с которыми ему комфортно. И иметь маркеры опасности, неприятностей, чтобы принять решение, с кем ему не стоит общаться. А онлайн-общение лишает ребенка возможности всему этому научиться.

Назовем еще одну причину, почему дети так увлечены компьютером. Если говорить об общественном контексте, то дети сейчас очень заняты. Я об этом говорила выше. Родители все продумали, расписали от «проснулся» до «уснул». А возможность посидеть с телефоном или за компьютером, когда отключаются внешние раздражители, - это возможность для ребенка побыть одному! Это «право на приват», которое должно быть у каждого человека. Дети не всегда могут физически, например, уйти и погулять (Москва сильно этим «грешит», здесь почти утрачена эта культура, да и в провинциальном городе тоже не везде есть такая возможность). А это очень важно для развития детей.

Также случается, что дети не имеют элементарных навыков коммуникации. Для меня как психолога самое тревожное, что родители поддерживают такое положение дел. Считается, что чем человек наглее, чем черствее, чем меньше эмпатии (умения сочувствовать, понимать окружающих), тем он успешнее. В будущем мы еще столкнемся с массовыми последствиями такого воспитания. Пока же, чем больше у тебя в социуме группа поддержки, тем больше у тебя шансов удовлетворительно, счастливо, успешно прожить эту жизнь. Когда что-то случается в жизни, то рядом у любого человека должны быть люди, на которых можно опереться. Кроме родителей, потому что они не вечны. И человек должен уметь выстраивать социальные связи, находить людей, на которых можно положиться в каких-то вопросах, а главное, быть таким человеком самому. Есть дети, которые не умеют выстраивать эти социальные связи. Им кажется, что они всю жизнь проживут за компьютером, будут общаться в соцсетях. Но проблема в том, что лайки «ВКонтакте» не гарантируют тебе реальной помощи. Когда ты потеряешь работу, вряд ли кто-то из виртуальных друзей бросит все дела, чтобы тебе помочь. Я уже не говорю о более сложных периодах жизни.
Когда ребенок успешно выстраивает социальные связи, то уменьшается риск депрессий и психосоматических заболеваний.

К чему придут дети, которых поддерживают только влюбленные в них родители, сейчас трудно сказать.

Елена, как отличить бездельничанье за компьютером от реального интереса?

Поговорить! Если есть контакт с ребенком, то он объяснит.
Есть дети, которые с утра до ночи просто смотрят, как играют другие. Это очень тревожный сигнал.

Какова роль родителей в ситуации, когда ребенка «не отогнать от компьютера»? Какая должна быть профилактика, что делать, если это уже случилось?

«Волшебной таблетки» мы здесь не найдем. Ответ очевидный и очень простой: онлайн-жизнь стала интересней, чем реальная. Что мы можем поделать? Задаться вопросом, что родители делали не так? У родителей, видимо, не получилось создать реальную жизнь, в которой ребенку было бы интересней, чем в компьютерной. Если бы в семье были какие-то традиции всем вместе проводить время, то ситуация была бы иная. Недостаточно просто привести ребенка на каток и оставить, или пойти кататься на горку, дать санки и сказать: «Катайся сам. Получай удовольствие!»

В тех семьях, где есть традиция проводить хоть какую-то часть времени всем вместе, нет этой проблемы. Родители вместе с детьми лепят пельмени, ходят в походы, плавают в бассейне. Ребенок так устроен, что если родители вовлечены в какое-то дело, то он хочет присоединиться. Это лучшая профилактика. Он может с родителями печь пряники, разжигать костер, мастерить или ходить на спектакли, а затем обсуждать их.

Другое дело, что в современном обществе не очень развита эта культура. Раньше в некоторых семьях родители были просто вынуждены работать с утра до ночи. Затем, в девяностые, пришлось работать еще больше, и дети как-то сами выросли. Но при этом не было онлайн-жизни, не было компьютера. Кто-то вынужден был слоняться по гаражам и объединяться в группы, от которых родители хватались за голову примерно так же, как сейчас обеспокоены количеством проведенного за компьютером времени.

Здесь я не привожу в пример дисфункциональные истории, когда дома или скандалы, или папа алкоголик, или постоянно никого дома нет. В этом случае ребенок вынужден куда-то уходить, потому что дома совсем нехорошо. И в таких случаях интернет является выходом в другой мир, за другими мироощущениями.

Если ребенок сидит и не собирается вставать из-за компьютера, то родители уже что-то сделали не так. Так случилось, что интернет-жизнь стала интересней настоящей жизни. И для того, чтобы вытащить ребенка из-за компьютера, недостаточно просто его закрыть и перестать оплачивать интернет. Это очень травматично для ребенка и сильно накаляет отношения между членами семьи.
Когда будет интереснее в реальной жизни, ребенок сам проявит интерес к этому. Но для этого родителям придется постараться.

Что объединяет семьи, в которых дети «виснут за компом» (социальное положение, уровень дохода, мировоззрение)?

Мы можем только предполагать, потому что валидных исследований нет. Уровень дохода точно не влияет. Влияет наличие гаджетов. Если гаджет есть, то у ребенка есть все возможности быть онлайн зависимым.
Сейчас – это часть жизни.
Социальный статус и финансовое благополучие не влияет. Не важно, на чем ребенок будет играть, – на седьмом Айфоне или, допустим, на Самсунге.
Если говорить о степени благополучности, то здесь тоже не все ясно. Есть детишки из неблагополучных семей, но не привязанные к компьютеру, а есть из очень благополучных, которые не вылезают из онлайн-игр. Нет какой-то конкретной корреляции (статистической взаимосвязи).

Можно ли говорить о том, что компьютерная зависимость - это болезнь поколения? Какое социальное явление ее спровоцировало?

Я бы не стала утверждать, что это болезнь. Хотя для старшего поколения это выглядит как какая-то дисфункция. Мы не можем спокойно на это смотреть. Я уже говорила о социальной депривации, «вырванности» таких детей из реальной жизни. Поскольку это явление носит массовый характер, то, может быть, это какой-то эволюционный виток, развитие. Болезнь не может быть нормой, а в наши дни это становится нормой. Я как психолог очень переживаю, когда вижу, как дети могут остаться и остаются без поддержки: это ведет и к депрессии, и к зависимости. На этом поле могут вырастать и более серьезные зависимости. Предрасположенность такая есть. Кстати, сейчас часто можно услышать, как жены жалуются на мужей, что они «играют в танчики». Будущее покажет, что в итоге из этого получится.

Мы благодарим Елену за интересное интервью и надеемся, что наши размышления будут полезными нашим читателям.

Беседовала Светлана Качинская

Понравилось? Расскажите друзьям:

Возврат к списку