Развлечения и занятия для детей всех возрастовОрганизация досуга для вашего ребенкаВыходные, праздники, каникулы, каждый день в Москве и подмосковьеБолее 3000 объявлений
ОбзорыАфишаСтатьиНовости


Какая мать не любит своего ребенка?

О синдроме «холодного материнства» рассказывает психолог
Елена Рагозина

15 мая 2017
- Мам, смотри, какой у меня рисунок!

Снова попытка привлечь внимание мамы, заслужить ее участие, одобрение наталкивается на безразличный взгляд, брошенный мимоходом на альбомный листок. Она хорошо заботится о своем ребенке: отдельная комната, много игрушек, правильное питание, бассейн два раза в неделю… Но дочь все чего-то ждет от нее, просит, отвлекает от дел. Пока что.

Пока у ребенка жива надежда проникнуть в сердце любимого человека. Пока маленькая девочка верит, что ее любовь способна растопить лед в глазах мамы. Пока дочь еще не обросла панцирем из чувств обиды, вины, отверженности собственной матерью. Холодной матерью, мертвой матерью, убивающей матерью. И эти словосочетания вовсе не стилистические приемы, это – психологические термины.

Психолог, программный директор Школы Осознанного Развития Елена Рагозина рассказала нам о том, кто становится холодной матерью, почему так происходит и чем это может закончиться для ребенка.

Какие существуют признаки «холодной матери»?

Впервые термин «мертвая мать» ввел французский психоаналитик Андрэ Грин в 1980 году. Когда мы говорим о «мертвой матери» в этом контексте, мы имеем ввиду физически живого человека, однако с отсутствием привычных выраженных эмоций по отношению к своему ребенку. Она его эмоционально не видит и не хочет видеть, не чувствует, не понимает, не дает ему ощущения эмоционального комфорта.
Условно можно выделить две большие группы «холодных матерей». К первой группе относятся «убивающие холодные матери», которые очень явно, нарочито, целенаправленно стараются нанести вред ребенку - и моральный, и физический. Среди таких матерей те, которые причиняют увечья ребеночку во время беременности, например, очень много курят или употребляют большое количество алкоголя, выбрасывают на помойку своих новорожденных младенцев, забывают их где-то, часто бьют своих детей, наказывают их едой, запирают где-то, оскорбляют, от них можно услышать фразы: «Если бы тебя не было, то все было бы по-другому!», «И зачем ты такой больной родился!» и так далее.
Синдром «убивающей мертвой матери» начинает проявляться еще с периода зачатия. Такое случается с женщинами, у которых беременность не была запланирована, ребенок родился от нелюбимого человека, или когда мама очень молода, моложе 18 лет, например. Это те случаи, когда происходит неосознанный акт рождения ребенка, и потом такие мамы пытаются компенсировать собственную женскую неуспешность или нереализованность в чем-либо через явную агрессию по отношению к малышу.

К другой группе «холодных матерей» относятся женщины, которые явно проявляют любовь и заботу, но делают это в свою пользу, больше не для ребенка, а для себя. Например, такая мама может сказать: «Надень шапку, а то ты обязательно заболеешь!» А позитивная мама иначе формулирует свои мысли: «Надень, пожалуйста, шапку, чтобы тебе было теплее!» Псевдозаботливые матери зациклены на болезнях и на неудачах. На эти темы они могут говорить бесконечно, а как только беды проходят, сразу же становятся безучастными, вместо того, чтобы укреплять и поддерживать здоровье ребенка и его достижения. Надо сказать, что гипертрофированная забота может наносить очень большой вред ребенку. И, кроме того, психолог, конечно же, сумеет увидеть «холодную мать» в женщине, если она относится к первой группе. А вот если ко второй, то придется наблюдать, изучать реакции детей.

Какие женщины становятся «холодными матерями»? Имеет ли значение пол, возраст ребенка? Какие могут быть провоцирующие факторы?

Помимо тех причин, которых я уже коснулась в ответе на предыдущий вопрос, можно выделить еще несколько значимых факторов. Часто «холодными матерями» становятся дочери «холодных матерей». Если девочка не наполнена любовью, ей неоткуда ее взять и, соответственно, передать своим детям она ее не может. Хотя в процессе терапии мы помогаем понять, что если женщина живет, чем-то занимается, наполняет собой этот мир, то ей есть что дать своему ребенку.

«Холодными матерями» часто становятся женщины, пережившие предательство мужа, а также в том случае, если семья является дисфункциональной, проблемной. Может повлиять родовая или психологическая травма во время родов. Вариаций огромное количество. Если папа хотел мальчика, а родилась девочка, и он ушел из семьи, то мать может начать неосознанно мстить ребенку. Пол, возраст, особенности личности ребенка роли не играют.

Можно ли говорить о поколении современных «холодных матерей»?

Я в последнее время наблюдаю семьи, где детки рождаются поздние. Они долгожданные, очень желанные, а супруги, как правило, более осознанно и ответственно подходят к своим родительским обязанностям. В таких семьях, по моим наблюдениям, «холодных матерей» очень мало. А вот в семьях, где детки появились у молодой супружеской пары, где есть только один родитель в семье, где один из родителей покинул этот мир, там я наблюдаю ситуации, когда у матерей теряется эмоциональный контакт с ребенком. Но говорить о поколении «убивающих матерей» я, пожалуй, не могу. Даже наоборот, очень радует, что люди дают себе время созреть до того, чтобы их выбор был осознанным, правильным. Это очень хорошо сказывается на детках. В моей практике это так.

Влияет ли степень благополучия в социуме на количество «холодных матерей»?

Да, влияет. В цивилизованных странах есть больше инструментов воздействия на таких женщин и возможностей помочь детям. Где-то ведь речь совсем не идет о воспитании и развитии детей, потому что на кону стоит лишь выживание, как в некоторых странах Африки, например. Здесь, пожалуй, уместно вспомнить о пирамиде А.Маслоу.

«Холодная мать» осознает свою отчужденность от ребенка?

Бывает, что осознает. В моей практике был случай, когда после диагностики я высказала предположение о «холодном материнстве», и женщина со мной согласилась: «Да, я это знаю, я не чувствую своего ребенка и не могу его полюбить». Псевдозаботливые мамы чаще всего не согласны: «Нет, ну я же и в кружок вожу, и причесываю, и о здоровье забочусь, все делаю…». В этом случае терапия проходит дольше, поскольку женщине нужны время и усилия, чтобы осознать этот синдром у себя, принять этот факт, захотеть меняться, и только после этого мы учим техникам, которые помогают ей преодолеть свою эмоциональную отчужденность.

Какую роль в такой ситуации играет отец ребенка?

Если в таких семьях есть отцы, то они могут занимать условно 3 позиции: быть на стороне мамы, быть на стороне ребенка, оставаться нейтральными.

Когда приходит такая семья, наша работа делится на 2 части. Сначала мы проводим терапию отдельно с мамой и папой одновременно, потому что человек выбирает партнера под стать себе, сознательно или бессознательно. Работа заключается в том, чтобы они поняли, например, причину холодного отношения к ребенку или прочувствовали неэффективность внутрисемейных коммуникаций. И только после этого родители вместе с ребенком приходят на сеансы терапии, цель которых научить их в игровой или иной форме взаимодействовать друг с другом.

Бывают ли «холодные папы», «холодные бабушки» (это вопрос не о том, как себя ведут папы при «холодной маме», а бывает ли такое, что мама не «холодная», а папа «холодный»)?

Как такового термина «холодная бабушка» не существует. Но бывают бабушки, которые, действительно, безразличны к своим внукам или которые даже не хотят рождения внуков. Так или иначе, это право бабушки, и лучше не навязывать ей общение с детьми. Чем-то хорошим для них это вряд ли закончится. А бывает, что бабушки стремятся заменить маму при живой маме. Это тоже патология. Термин «холодный» отец тоже условный, больше он распространяется на мам. Зачастую за эмоциональной отчужденностью к детям у отцов стоит ряд эмоциональных и глубинных факторов, наличие которых психолог выявляет на приеме. Как правило, они связаны с отношениями с матерью ребенка и/или с собственной родительской семьей.

Что делать, если один из родителей заметил, что супруг холодно относится к ребенку?

Заметить это практически невозможно. Бессознательное притягивается к бессознательному. Партнеры либо ищут друг в друге дополнение, либо антиподы. У появления синдрома эмоциональной холодности обязательно есть причины, и супруги, если они не психологи и не психотерапевты, скорее всего, не разберутся самостоятельно. Лучше всего обратиться к специалисту. Однако им самим очень важно уметь общаться, поднимать и обсуждать семейные вопросы, например, такие как «Для чего ты делаешь это по отношению к ребенку?», «Что происходит с тобой, когда ты проявляешь к нему агрессию?», «Действительно ли ты злишься на ребенка в этот момент или проецируешь на него чувства, которые испытываешь из-за других людей или ситуаций?»

Что чувствует ребенок? Как может компенсировать недостаток материнской /родительской любви?

Ребенок способен чувствовать холодное отношение к себе даже во время беременности мамы, а к 5 месяцам уже четко осознает его. Дети рождаются для того, чтобы мамы их любили. Когда этого не происходит, они чувствуют, что им чего-то не хватает, и начинают защищаться. А защищаются они так, как могут. Например, постоянно кричат. Недавно я наблюдала ситуацию в общественном транспорте. Ребенок лежал в коляске и надрывно кричал. Мама не предпринимала никаких действий. Ей даже стали делать замечания другие женщины, но она на них не реагировала. Неравнодушная мама, как правило, может по интонациям определить даже мотив плача: что-то болит, замерз, хочет на ручки и так далее.
По мере взросления ребенок чувствует, что он постоянно в чем-то виноват. Если мама его не любит, значит, он плохой, в этом мире живет напрасно и никому не нужен. И он пытается делать все так, чтобы не расстраивать маму, чтобы у нее было наконец-то хорошее настроение; он становится таким угодливым…

Материнскую нелюбовь он может компенсировать через любовь другого человека. Можно наблюдать ситуации, когда ребенок приходит, например, в школу или садик и первым делом обнимает педагога или воспитателя, забыв при этом обнять на прощание маму. Ребенок может искать эмоциональный обогрев у папы. Но родители, как правило, периодически меняются местами. Сначала мама кричит - папа жалеет, потом наоборот. У ребенка в такой ситуации возникает когнитивный диссонанс: кто же его на самом деле любит, а кто его жалеет? Он испытывает неоднозначные чувства, не может социально адаптироваться, не может понять, куда ему бежать и почему он лишний в этом мире, почему он не любим. Ребенок начинает это чувствовать очень рано!

В подростковом возрасте это может вылиться в раннюю беременность, в раннюю сексуальную распущенность, в появление неврозов, в курение. У ребенка может быть полная апатия к жизни, отсутствие адекватной самооценки, или он может начать проверять мир на прочность, принимая позицию «Я ничего не боюсь». Например, не ночевать дома, мотаться по вокзалам, взять и уехать в другой город, не имея никакого запаса денег, может связаться с сомнительными компаниями. Или наоборот, сидеть все время дома и никуда не выходить, ничем не заниматься. Это может закончиться гомосексуальностью. Материнскую любовь девочка будет компенсировать через любовь с другой женщиной, которая будет более холодна эмоционально по отношению к ней, но близка по духу, или их будет связывать общая реальность. Так недолюбленный ребенок стремится почувствовать свою мать. То же самое происходит и с мальчиками. Поэтому гомосексуальность – это в 98% случаев невроз, который берет начало из родительской семьи. И он лечится в ходе психотерапии или психоанализа.

В дальнейшем, будучи взрослым человеком, он может искать родительскую любовь или нелюбовь в супруге. Хорошая новость состоит в том, что это не смертельный диагноз. Все это корректируется, хоть и не быстро, при условии, что человек этого хочет.

Действительно ли возможно «перезагрузить» взрослого и сформировавшегося человека на любовь к близким? Какие используются методики при работе с такими женщинами?

Если женщина приходит с тем, что она не чувствует своего ребенка, что все понимает про себя, тогда с ее согласия начинается терапия. Первое, с чего мы начинаем, это с контакта женщины с ее внутренним ребенком, мы его находим, проецируем, даже дарим ему подарки, договариваемся с ним. Затем переходим к налаживанию контакта матери с ее родным ребенком: зрительного и тактильного. С помощью определенных игр и упражнений мы учим взаимодействовать маму и ребенка глазами и прикосновениями. Очень показательной бывает ситуация, когда я прошу маму взять ребенка на руки, а ребенок начинает выгибаться дугой, кричать, не допускать маму в игру, например; для меня это сигнал о присутствии в его жизни псевдозаботы. Потом я беру ребенка к себе на руки и проверяю во второй раз, как он ведет себя. Если ситуация повторяется, значит, это действительно закрепившийся синдром, ребенок очень замкнут и боится прикосновений не только своего, но и чужого человека. Если ребенок у меня на руках успокаивается и каким-то образом пытается адаптироваться, перестает кричать, это означает, что проблемы только у матери. Сначала работаем в паре «мать-ребенок», а потом проводится терапия, на которую приходят всей семьей, если она полная. Есть набор игр и упражнений для снятия коммуникативных барьеров, когда происходит зрительное, тактильное взаимодействие, идет совместная работа над какой-то общей задачей. Перезагрузить взрослого можно, если он сам этого хочет. Если он действительно настроен работать. «Причинять добро» против воли мы не можем. Как правило, бывает достаточно 5-10 сеансов, далее делаем перерыв и назначаем контрольную встречу.

С детьми какого возраста вы работаете? В вашей практике бывали случаи, когда родители приходили с ребенком-подростком?

Я работаю с детьми в возрасте от 2 до 17 лет. Да, были. Например, приходила мама, которая «впихнула» ребенка-подростка в интернат, чтобы он не мешал выстраивать ей личную жизнь. Рождения ребенка она не хотела, родила его в 17 лет «случайно» и никогда не жила с его отцом. У мальчика при этом полностью отсутствовал контакт с матерью, он негативно отзывался о биологическом отце, отрицал любые посылы и слова матери, даже самые доброжелательные. После первого сеанса мама решила досрочно прекратить терапию, ссылаясь на нехватку времени. А для меня как для специалиста это был сигнал о том, что синдром «холодной матери» в той паре присутствовал и был ярко выражен.

Можно ли говорить о профилактике «холодного материнства/ родительства» у своих детей?

Нельзя посадить дочку напротив себя и сказать: «Не будь холодной матерью!» Надо воспитывать только своим примером и разговаривать с девочкой о семье, задавать вопросы, например, «О какой семье ты мечтаешь?», «Сколько ты хочешь детей?», «Представляешь ли ты, каким будет твой будущий мужчина?», «Какие навыки тебе надо развивать для того, чтобы быть хорошей мамой, хорошей женой?» Это поможет ей сформировать свое представление о ее будущей семье.

Довольно часто дети демонстрируют признаки потенциального синдрома «холодной матери» во время игры. Это видно, когда дети играют в агрессивные, уничтожающие игры: в войну, взрывы, нападения, смерть. Тема смерти и уничтожения проходит у них красной нитью. Они любят фильмы-ужасы, картины, где есть катастрофы, им часто снятся страшные сны.

Очень важно родителям все это исключить. К сожалению, сегодня продают даже кукол, которые лежат в гробу. В семье, в которой идет профилактика и лечение такого синдрома, должна царить атмосфера любви: хорошая, успокаивающая или легкая для восприятия музыка, добрые фильмы о любви и заботе, мультфильмы, веселые игры, семейное взаимодействие по разным вопросам, семейные позитивные ритуалы.

Когда псевдозаботливая мама говорит, что с ребенком все в порядке, для того чтобы убедиться, так ли это, достаточно понаблюдать за игрой ребенка. У меня был случай, когда я во время диагностики играла с четырехлетним ребенком в мягкие игрушки, и ни одной потенциально агрессивной вещи, конечно же, не было. Он посадил всех своих новых друзей (игрушки) в ряд и начал расстреливать. Я предложила: «Давай поиграем по-другому, так, чтобы им понравилось!» Ребенок взял машинку и стал бить ею игрушкам по голове. Получается, что для него игра состоит в том, что если не убивать, так калечить! Так что, дети очень явно демонстрируют ситуацию эмоционального отчуждения. А у мам не всегда удается диагностировать это быстро.

Можно ли быть «холодной матерью» отчасти, в какой-то степени?

Нет, синдром или есть, или его нет. Хорошую иллюстрацию синдрома «холодной матери» можно наблюдать в телевизионных ток-шоу, когда речь идет о том, что мать запирает маленьких детей одних и уходит, забывает в магазине и так далее. Но ни в коем случае нельзя делать выводы о «холодном материнстве», не проследив поведение семьи в динамике.

Есть фильмы на эту тему: «Волчок» Василия Сигаева, «Я сюда больше никогда не вернусь» («Люба») Ролана Быкова, «Крамер против Крамера», «Вам и не снилось» (мама мальчика), «Серые сады», «Джейн Эйр».

Елена, спасибо за интервью.

Наши дети удивительные. Они любят безусловно, бескорыстно, настолько сильно, насколько способны выдержать их чистые сердца. Один окрик, безучастное лицо время от времени, воспитательные упреки, наверное, не изменят это сразу и кардинально. Но никто не возьмется сказать, в какой именно момент это случится, на какой по счету ссоре что-то внутри оборвется. Удастся ли вернуть их веру в родительскую любовь, смогут ли взрослые стать лучше, возможно ли снова прежнее счастье? Никто не возьмется сказать.

Авторы статьи: Светлана Качинская и Ирина Якунина

Фотографии: Элины Лисицыной и freeimages.com

Понравилось? Расскажите друзьям:

Возврат к списку