Развлечения и занятия для детей всех возрастовОрганизация досуга для вашего ребенкаВыходные, праздники, каникулы, каждый день в Москве и подмосковьеБолее 3000 объявлений
ОбзорыАфишаСтатьиНовости


Кому горы по плечу?

8 ноября 2017
Спорт, в котором живет душа. В котором сама природа – ваш друг и соперник, объект восхищения и гнева, источник вдохновения и понимания собственного бессилия.

Осознавать риск и все равно идти на восхождение, держать себя в руках даже в моменты на грани. Это спорт для особенных людей.

Спорт, в котором сила и выносливость нужны не для селфи и рекордов, а для гарантии безопасности – своей и тех, кто рядом.

Об альпинизме, его романтике и реальности мы беседовали с преподавателем и инструктором Центральной школы инструкторов (ЦШИ) Федерации альпинизма России Андреем Селивановым.

Андрей, правда ли, что достаточно попробовать один раз подняться в гору, чтобы понять – мое это или нет?

Нет, не правда. Огромное количество людей приезжает в горы, занимаясь, например, горнолыжным спортом. Где-то 2 – 2,5 миллиона человек – это только по России. Но не у всех возникает желание совершать восхождение, потому что вниз на лыжах катиться легче. Вы это можете сами почувствовать, поднявшись на 10-й этаж по лестнице.

Да, иногда удается почувствовать, когда отключают лифт.

Действительно, лифт отключают – вы поднимаетесь по лестнице, чувствуете одышку. Оказывается, это тяжело, и нужно прилагать усилия.

Восприятие у всех разное, каждый смотрит сквозь призму своих стереотипов. Некоторые горнолыжники долго катаются, полируют ухоженные склоны. Но в какой-то момент они понимают, что чего-то им не хватает. Тогда возникает желание подняться на «далекие» заснеженные вершины. Но так происходит далеко не у всех. Поэтому, чтобы заняться альпинизмом, недостаточно один раз съездить в горы. Это также от человека зависит: от его культурного, образовательного уровней, от мировоззрения и прочего. Так что мотивы могут быть разными.

Вы сказали, желание подняться в гору в какой-то степени зависит от образовательного уровня. Можно ли утверждать, что этим спортом занимаются интеллектуалы, существуют ли исследования на эту тему?

В советские времена альпинизм очень хорошо культивировался как раз в системе высшей школы. Для этого были объективные и субъективные предпосылки. Среди объективных предпосылок – длительный отпуск у преподавателей вузов, у аспирантов и студентов. А что касается субъективных, то, согласитесь, альпинизм требует ряд интеллектуальных усилий, технических навыков. Сейчас, надо сказать, спортивный альпинизм немного идет на спад. Однако этот вид спорта остается многогранным. Ледолазание, скайраннинг, альпинизм, большое количество трекингов – каждый находит для себя то, что по душе, не нужно втискиваться в какие-то рамки.

Ваши родители тоже увлекались альпинизмом? Как Вы пришли в этот спорт?

Нет, мои родители никакого отношения к альпинизму не имеют. В Советском Союзе существовала такая субкультура, в каждом вузе были секции по альпинизму. Это был такой же распространенный спорт, как и парашютный, например.

Кроме того, тогда можно было ездить в лагеря по коллективным путевкам. В советское время легко было путешествовать, можно было каждое лето проводить в горах без особых финансовых затрат. Приезжаете на базу или в спортивный альпинистский лагерь, там вас встречает «товарищ инструктор», далее идет очень последовательная система обучения: начальная подготовка, спортивная подготовка, совершенствование. В то время спортивная подготовка была очень связана с образовательной деятельностью, и это приводило к тому, что был большой набор обучающихся, образовательная система была четко выстроена, много внимания и времени уделялось вопросам безопасности. Поэтому альпинизм в те годы был очень развит.

Атмосфера в горах, конечно, особенная. Здесь очень чувствуется дух товарищества, взаимовыручки. Это притягивает. И люди в горах особенные, с большой самодисциплиной. В основном в горы стремилась молодежь, это называлось «горной болезнью». Плюс в горах легко выяснить, «кто есть кто». Трудности проявляют и лучшие, и худшие качества человеческой натуры. Очень четко становится все понятно о человеке.

Особенно это нравилось девушкам. На путевках писали, что альпинизм – это школа мужества, и дописывали в шутку: ЗАмужества. Многие семейные пары складывались именно в подобных лагерях, ведь за короткий промежуток времени можно узнать человека, его волевые, интеллектуальные, физические качества. С другой стороны, идеализировать тоже не стоит, потому что альпинисты – такие же люди, как и все, со своими недостатками и достоинствами.

С какого возраста дети могут начинать заниматься альпинизмом?

Альпинизмом – с 14-ти лет с письменного согласия родителей либо под их присмотром. Если родители не возражают и доверяют инструктору. Скалолазанием можно начать заниматься намного раньше. Федерация альпинизма России вот уже несколько лет подряд проводит на базе лагеря «Актру» именно детские смены. Там ребята занимаются также английским с носителями языка из Канады. Надо сказать, что родители отмечают мощное воспитательное значение этих занятий в плане устойчивости к трудностям, в вопросах взаимовыручки и во многом другом.

Где родителям найти подходящие секции и кружки?

Сейчас много скалодромов, начать лучше с них. Есть образовательные центры, центры молодежного туризма, можно туда обратиться. В основном весь драйв получают, конечно, в горах. Но готовиться надо заранее, так как хорошая физическая форма – это естественное состояние альпиниста. В горах не должно быть преодоления, в горах нужно получать удовольствие. Подготовка подразумевает общее физическое развитие. Это могут быть занятия лыжным спортом, бег, бег по пересеченной местности, кроссфит. Кстати, кроссфит – это модная сейчас тема. Мы еще в 80-е годы занимались этим, только тогда это называлось по-другому. Это круговая тренировка с минимальным отдыхом, когда упражнения выполняются одно за другим. Нужно это для того, чтобы вовлечь в работу как можно больше мышц. Можно поехать в альплагерь. Например, на Кавказе работает альпинистский лагерь «Безенги». Можно отправиться туда и в составе клуба. Адреса клубов опубликованы на официальном сайте Федерации альпинизма России . Еще можно найти информацию об этом на сайте risk.ru

А куда могут пойти заниматься люди, которые заинтересовались альпинизмом, будучи взрослыми? С чего Вы посоветуете им начать? Должна ли у них быть какая-то начальная подготовка?

Можно купить себе тур, если финансовые возможности позволяют, на тот же Эльбрус.

На Эльбрус каждый год заходит примерно по 5000 человек. В основном это клиенты коммерческих экспедиций: от туристических фирм: «АльпИндустрия» – https://alpindustria.ru, «Эльбрус Турс» – http://www.elbrustours.ru, «7 вершин» – http://7vershin.ru и других. Ну и кто-то самостоятельно. Сейчас очень многие организовываются через группы в социальных сетях. Но, надо понимать, что среди таких групп существуют и компании, которые даже не имеют лицензии для этого вида деятельности, это могут быть просто частные лица, которые работают как гиды. Обычно они проводят восхождения на знаковые вершины: на Эльбрус, Казбек, Камчатку. Иногда это называют «приключенческими турами». Бывает, что через эти клубы, организуется мероприятие в горах на территории РФ или других бывших союзных республик. Наиболее популярные направления – Кыргызстан, лагерь Ала-Арча. Там высокие горы – 4000 метров, туда едут активно. Есть альплагерь Туюк-Су недалеко от Алма-Аты. Это очень хороший лагерь с прекраснейшим инструкторским составом, с отлично работающей учебной частью, логистикой, с поддержкой со стороны спасательной службы.

В спортивном скалолазании очень многие ездят по массивам: на Урал, в Крым. Те, кто начинают в эту тему погружаться, быстро открывают для себя новые горизонты.

У Вас большой опыт работы инструктором по альпинизму. Можете ли Вы с первых минут определить, стоит человеку в это ввязываться или ему следует держаться подальше от восхождений? Были ли люди, с которыми Вы отказались работать?

У меня есть опыт работы инструктором и горным гидом, но еще я всю жизнь, с 88-го года, работаю врачом, то есть с людьми. Я не делаю никаких скоропалительных выводов, хотя и понятно, что первое впечатление – самое яркое. Но, чтобы человека узнать, надо с ним провести какое-то время. Я могу дать оценку относительно конкретного восхождения в данный момент. У меня нет цели заработать денег любой ценой, когда клиент заплатил, так что извольте пройти с ним какой-то путь. Я заранее стараюсь проговорить и порекомендовать наиболее подходящий вариант. Я не отговариваю от занятий альпинизмом, но обычно в тех или иных случаях люди сами понимают, что им лучше принять именно такое решение. В конкретной ситуации можно сказать: «К сожалению, вы не готовы…..» или «Вы недостаточно акклиматизированы…», или «Ваше состояние здоровья в данный момент не позволяет…». А дальше человек сам принимает решение. Каждый поступает добровольно, никого не принуждают лезть в горы, это внутреннее состояние, внутренний позыв, импульс. Конечно, если на восхождение собирается психически больной человек, который объективно опасен для окружающих, то я говорю, что в данном случае я вам явно не компаньон.

И такие случаи бывали у Вас?

Да. Например, я сейчас нахожусь в Красноярске. Здесь есть массив Столбы. Национальный вид спорта – лазание по Столбам в выходные дни без страховки. Есть простые ходы: например, восхождение на первый Столб. 20 тысяч человек ежедневно посещают заповедник «Столбы», и многие стараются залезть на эти скалы. Кто-то оценивает себя объективно, а кто-то нет. Иногда это приводит и к травмам. Люди в состоянии алкогольного опьянения тоже зачастую лезут туда. Я считаю, что убеждать и уговаривать их бессмысленно. Мы отстраняемся. Говорим, конечно, что не рекомендуем этого делать. А человек сам принимает решение, делает выбор. Безусловно, там нужно развивать эту инфраструктуру, повышать образовательный уровень, уделять серьезное внимание вопросам безопасности, проводить воспитательную работу (хоть я и не люблю это выражение), а не просто накладывать запреты. Известно же, что запретный плод всегда сладок. Особенно это работает в отношении детей. Вот сегодня я видел, как две девочки – подростки – лезут по мокрым замшелым скалам. Я им говорю: «Девочки, здесь опасно». А они не знают, по какому ходу могли бы пройти. Я повел их по простому ходу (ход – это когда поднимаются свободным лазанием, без страховки), показал максимально безопасные варианты, и они уже поняли, в каком ключе им нужно развиваться, у них сложилось общее представление. Поэтому образовательная деятельность приносит больше эффекта, чем запретительные меры.

В отношении детей то же самое. Были в Шамони, там отрабатывают техники. Там очень много детей сейчас, причем совсем маленьких, 5 – 6 лет. В этих детских группах страховка обеспечена, с ними работают в игровой форме. Для детей – это праздник, познание мира через игру и общение со скалой.

Скалолазание развивает все группы мышц, мелкую моторику, хватательные движения, координацию.

Мне очень нравится, когда дети занимаются с удовольствием, без прессинга, в форме игры. Мне запомнился имидж одного инструктора во Франции. Он уже дедушка, у него борода, колпак Санта-Клауса, с погремушками, веревочками. Он обучает детей очень сложным вещам в ненавязчивой форме. Некоторые взрослые не понимают: «Как так? Дети так высоко на горе!». А у него это все в игровой форме, безопасно. Это профессионал высочайшего класса. Детям можно и нужно заниматься скалолазанием, я считаю! При правильном и грамотном подходе это безопасно. Просто нужно обязательно выбирать компетентного инструктора, опытного горного гида.

Что Вы делаете, если в середине пути покорители гор начинают паниковать, злиться, теряют силы, чтобы идти дальше?

У нас в школе инструкторов, как и в школе гидов, есть курс по психологии альпинизма. Существуют разные психологические приемы. Выбор того или иного зависит от типа личности человека, от его склада характера, от конкретной ситуации. Я – не психолог, но приходится иногда играть эту роль. Допустим, если случается истерика, значит, человеку нужны зрители. «Убираем» зрителей, и истерика прекращается. Это очень широкая тема.

Как Вы справляетесь с чувством ответственности за чужие жизни? Оно не гнетет Вас?

Нет, ответственность меня не гнетет.

Каждый человек отвечает за себя сам, если он совершеннолетний, конечно. Детей мы не берем, это отдельная категория, за них должны отвечать родители, я считаю. Дети – это колоссальная ответственность. А взрослый человек – другое дело. Взрослому человеку я могу лишь дать те или иные рекомендации. Если же он окажется в критической ситуации, то мы обязаны прийти на помощь. Это наш общечеловеческий, общегражданский долг. Я уже не беру во внимание статью уголовного кодекса про оставление в опасности.

Обязательно ли заниматься подобными видами спорта всей семьей? Или есть случаи, когда только один из супругов скалолаз, а второй предпочитает другой вид спорта или увлекается творчеством?

Если пару раз в неделю ходить на скалодром, это, по сути, будет то же самое, как если бы кто-то из супругов посещал фитнес-центр. Если мы говорим об альпинизме, то в этом случае тоже можно найти решение. Можно поехать на 20 дней в горы, где есть трекинговые маршруты, например, на Килиманджаро, Эльбрус, Фудзияму, и просто совершать там горные переходы. Любой здоровый человек может это сделать. Вопрос только в акклиматизации.

А кто больше любит ходить в горы – женщины или мужчины?

Женщин обычно бывает больше именно на первых занятиях. Но продолжают заниматься очень немногие из них: выходят замуж, появляются другие заботы. А мужики, бывает, на начальном этапе даже и нос воротят, а потом постепенно втягиваются, «заболевают». Надо сказать, альпинизм все-таки сложен в организации, довольно затратен, особенно на первых порах, потому что надо покупать снаряжение, оплачивать поездки. Это довольно тяжело, есть ряд неудобств, если брать Россию, а не Европу, где вы спустились в кемпинг – и тут вам душ горячий, и туалет теплый, и машинка стиральная. У нас же присутствует определенная неустроенность быта. Девочкам сложнее без горячей воды.

Какими качествами обладают люди, влюбленные в горы и в альпинизм?

Я вам открою страшную тайну: это такие же люди, как и все. Они точно так же ходят по улицам, на работу, кушают каждый день, ругаются иной раз. Среди них есть и слабые, уставшие. Может быть, в целом таким людям присуща бОльшая моральная ответственность, дисциплина, самоорганизация…

Андрей, как часто Вы совершаете восхождения? Это не стало для Вас рутиной?

Сейчас я занимаюсь тренерской деятельностью и образовательным альпинизмом, не спортивным. В горы хожу как инструктор. В среднем у меня 20 – 25 восхождений за сезон различной категории сложности: на Эльбрус, Монблан. Это не так уж много. Потому что наши коллеги в районе Маттерхорна совершают до 68-ми восхождений за сезон. И все по одному и тому же маршруту. Это их надо спрашивать про рутину (смеется).

Андрей! Кому горы по плечу?

В 60-е годы был приток людей в альпинизм, народ почувствовал глоток свободы. Тогда были сняты фильмы «Вертикаль» с Высоцким, «Белый взрыв», «Если бы горы могли говорить». Так что эта человеческая деятельность довольно хорошо освещена.

Есть, конечно, творческие личности, которые воспевают горы. Кроме Высоцкого, есть Визбор, Михаил Левин, очень много поэтов и бардов, у кого присутствует эта тема. У кого-то горы рождают творческие порывы, кого-то интересует больше спортивный аспект. Натруженные руки гудят, мышцы болят, содранные мозоли саднят, каждая клеточка тела молит о пощаде, а он счастлив! Есть и другой интерес: поводил барышень на Столбах, помог, под попку подтолкнул, у них потом романтическое свидание произошло. Каждый находит свое! Но равнодушных нет, как правило.

Мне очень нравится фильм «Северная стена» – глубокий и серьезный. И реконструкция событий великолепная. Я сужу с технической точки зрения. Он без ляпов. Есть экранизация повести «Касаясь пустоты» прекрасного писателя Джо Симпсона. В фильме «Эверест» по повести Джона Кракауэра «В разреженном воздухе» освещаются первые коммерческие экспедиции на Эверест – это события 1996 года. Виды прекрасные, актеры великолепно играют! Достоверные фильмы.

Что до меня, то мои романтические порывы остались годах в 80-х. Я смотрю на события профессиональным взглядом.

Альпинизм – это не только спорт. И увлечение альпинизмом не имеет смысла только ради категорий и разрядов. Важно понимать стихию гор, пытаться победить самого себя. Все тренировки нужны не для того, чтобы красиво выглядеть, а для того, чтобы обеспечить безопасность себе и своим друзьям. И если, попадая в огромные горные районы, ради заполненных клеток в альпкнижке вы выбираете что-нибудь полегче, то возникает вопрос: а не потеряно ли по пути самое важное?

Андрей, спасибо за беседу!

Величавые горные вершины, непокорённые крутые склоны влекут и манят. Вероятно, они и есть тот самый строгий и мудрый учитель, который поможет узнать, что нам действительно по плечу.

Беседовала: Светлана Качинская

Понравилось? Расскажите друзьям:

Возврат к списку